Кривой номер

X7eQYt5wQc4---Copy.jpg

Кривой номер

Сижу вот как-то — работаю работу. Работа у меня тяжелая. Сидячая.Телефон звонит. Местный, межгород. Склад, заказчик. Склад, соседний отдел. Перекур. Проблема. Беда. Что-то не складывается. Что-то не привезли, что-то не донесли.

Подчинённый забухал. Сколько можно прикрывать этого гада? Другой в отпуске. Хорошо ему. Третьему надо к врачу, у четвертого рожает жена, у пятого — кошка. Шестой — вообще девочка, и она не хочет работать. Хочет новый маникюр в инстаграм выкладывать. А ведь если девочка хочет — девочка получит, это же всем известно. Седьмой вот так и женился. Восьмой стоит рядом, и что-то от меня хочет, а я его не слышу. В голове звон. Лето. Спасибо, хотя бы кондиционеры поставили. Как бы дожить до конца дня? Почему голова так болит? Квасу б сейчас холодного. Да чтоб в нос шибало. Эй, а я газ дома выключил? Завтра наши играют. Надо не забыть посмотреть…

Это было примерно так, в прошлом, кажется, году. Среди всего этого заиграла задорная мелодия мобильного. Номер незнакомый. Может, пиццу привезли. А я её заказывал? Рывком подношу трубку к уху.

— Алё! Лейтенант Иванов беспокоит! Здрасьте! Вы свой номерочек оставляли, подъезжайте давать показания.

Мозг всплывал на поверхность бездонной чаши ох»евания не слишком стремительно, но, в конце концов, вынырнул и подсказал мне формулировку самого умного вопроса. «В смысле показания?» — ответствовал я. «Ну, по поводу драки! Вы же мне номер оставили и сказали звонить, если что — вот, понадобились свидетельские показания».

Перебрав в голове события последних дней, ничего похожего не обнаружил. «А когда драка-то была?» — осторожненько так спрашиваю елейным голоском. «Ну так на прошлой неделе!». Не, точно не помню. Даже не аукается ничего. «Блин — говорю — слушайте, товарищ лейтенант, я ж это — работу работаю, быть никак не могу, а потом — жена, дети, кошка, опять же, рожает, да и забухать я бы не прочь. И в отпуск. И в инстаграм выложить что-нибудь. Да и драки никакой не помню, что самое хреновое-то!»

Лейтенант пыхтит. «Ну вы же сами свои паспортные данные оставили! Я вас уже вписал куда следует. Нужна ваша подпись — хотите, просто напишем, что вы ничего не видели, или видели, но не то, или что по ошибке вас вписали, но подпись нужна всё равно! Давайте хоть после работы, я вас дождусь».

Блин, думаю. Неудобно как-то. Мужик старается, работает. Рассчитывает на меня. Да и что мне, трудно что ли? «Ну, — решаюсь, — уговорил, чертяка! Куда ехать-то?». В трубке молчание. «В смысле куда ехать? Куда договорились — на вокзал! Тут же драка была.»

«Лады, — говорю, — вообще не вопрос. На какой вокзал-то?» Тишина в трубке затянулась, мне аж пришлось сказать «алё» на всякий случай. «А чё, — говорит лейтенант, — у тебя их несколько что ли?»

Ну, я не то что бы дофига знаток города, но отрапортовал, что Павелецкий, Курский и Белорусский есть точно, остальные немного под вопросом, но могу уточнить. Лейтенант знал географию получше, и сориентировался быстро, оказав мне ответную любезность умным вопросом: «Слушай, а ты чё, в Москве что ли?».

«Ну да — говорю — а где мне ещё быть-то?». Где родился, там и пригодился, такой разговор. Лейтенант пал духом окончательно. «А я — говорит — в Воронеже. На вокзале.» Моя очередь тупить. Изрекаю, наконец, извинения, и что до Воронежа вечером мне никак не можно будет успеть.

«Бл»дь! — сочно и от души говорит лейтенант — Извини, мужик. Похоже, номер криво записал. Будем думать, чё делать. Будь здоров там.»

Гудки. Звонит городской телефон.Надо подписать заявки. Когда мне поменяют картридж? За»бался уже его трясти каждый раз. Рабочий день наваливается с новой силой — а где-то далеко грустит лейтенант.

Город и фамилия изменены — так что если в Воронеже вокзалов несколько, то прошу прощения. В них я разбираюсь ещё хуже, чем в московских. Надеюсь, у летёхи всё хорошо.

©Redut

Добавить комментарий