Другой 1812-й: было ли будущее у союза Александра I и Наполеона?

X7eQYt5wQc4---Copy.jpg

О роли личности в политике

Александр I не любил Наполеона. Русский император мог очень хорошо скрывать свою неприязнь и вводить в заблуждение даже ближайшее окружение. Но он никогда не прощал Бонапарту жестокой обиды, которую правитель Франции ему нанёс. В 1804 году в ответ на ноту, обвинявшую Наполеона в убийстве герцога Энгиенского, Бонапарт обвинил Александра в соучастии в убийстве собственного отца — Павла I.

Простой дворянин за такое вызвал бы на дуэль. Дуэлью королей были войны.

Евгений Башин-Разумовский

Евгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

Луи Антуан де Бурбон-Конде, герцог Энгиенский, близкий родственник королевской династии Бурбонов, французский принц крови. Этот молодой (ему шёл всего 32-й год) аристократ никогда не лез в политику и мирно жил близ французской границы, в полунезависимом немецком княжестве Баден. Герцог стал жертвой интриги министра иностранных дел Шарля Талейрана, который придумал заговор, в котором герцог Энгиенский играл якобы ключевую роль. По приказу Наполеона герцог был доставлен во Францию, где его расстреляли после краткого формального суда. Именно по поводу этой казни председатель Законодательной комиссии Антуан Жак Клод Жозеф Буле де ла Мёрт произнёс знаменитую фразу: «Это хуже, чем преступление, — это ошибка».

Кроме того, Александр I был истинным сыном своего времени. За ним стояли поколения благородных предков, которые правили Россией (а через Ольденбургскую родню — Данией, Швецией и Норвегией). Как и для всякого европейского монарха начала XIX века, для него Наполеон был «корсиканским чудовищем», «узурпатором», не имеющим никого права на корону. Так что какие бы предложения ни делал Наполеон, Александр их молча выслушивал, на словах соглашался, а на деле продолжал действовать так, как считал нужным.

Ради спокойствия Европы

После убийства императора Павла I (совершённого на английские деньги) про союз с Францией на некоторое время пришлось забыть ради сохранения добрых отношений с Великобританией. Но молодой император Александр I не спешил идти на конфликт с могущественным Наполеоном. Хотя первое время отношения двух держав отличались холодностью, Александр публично заявил: его единственной целью является поддержание спокойствия в Европе. Первое, что сделал царь, — это восстановил прежние связи с Англией. Это неизбежно вело к возвращению политики антифранцузских коалиций.

Александр I

Впрочем, такие планы не были связаны с самодурством императора. Российский бюджет был расстроен ещё в годы правления Екатерины II. Все усилия Павла I, направленные на экономию, смогли исправить лишь часть проблем. Государству требовалось несколько спокойных лет, чтобы ликвидировать дыру в казне и провести самые насущные реформы. Поэтому Александр I говорил о мире и демонстративно сокращал расходы на армию.

Снова война

Но мирные дни продолжались совсем недолго. Убийство герцога Энгиенского заставило королей Европы ввязаться в бой за восстановление справедливости.

Однако нам интересно вот что: ещё в 1803 году, когда герцог спокойно гулял по улицам Бадена, Наполеон расторг Амьенский мир с Великобританией и начал готовить вторжение на остров. К задаче Бонапарт отнёсся со всей серьёзностью: были собраны отборные войска, проводились учения по высадке на берег, для десантирования подготовили множество кораблей. Над Лондоном нависла страшная угроза.

И тут Талейран (который — как позднее стало известно — служил одновременно и Наполеону, и его врагам) устроил провокацию с герцогом Энгиенским, очевидным результатом которой могла быть только война.

Уже в начале 1805 года Россия подписала с Англией союзный договор. Это означало одно: большая европейская война на пороге, а Англия спасена от вторжения. Александра тогда в первый раз поманили грядущей славой «спасителя Европы». Впрочем, не стоит представлять русского императора недалёким альтруистом. Под шумок был решён вопрос о протекторате над Ионическими островами, и Россия наконец-то получила на Средиземном море хорошую военно-морскую базу.

Третья и Четвёртая коалиции

Так началось формирование Третьей коалиции. В неё чуть позже вошли Австрия и Швеция.

Основные военные силы, как всегда, должны были выставить русские и австрийцы. Сыны Альбиона планировали ограничиться моральной поддержкой, небольшим десантом в Италии и золотом банка Англии. За каждые сто тысяч солдат, выставленные против французов, британцы пообещали заплатить России и Австрии по восемь миллионов рублей.

Дальнейшая история того, как Наполеон разбил австрийцев при Ульме и Аустерлице достойна отдельного рассказа. Нас же интересуют последствия войны, которая продолжалась и в 1806 году, превратившись в Четвёртую коалицию. Из войны выбыла побеждённая Австрия, но вошли готовые к подвигам Пруссия и Саксония. Вся эта затянувшаяся история с попытками всем миром побить Бонапарта закончилась лишь в 1807 году подписанием Тильзитского мира.

«Я, как и вы, ненавижу англичан», — сказал Александр на переговорах. «Если так, то всё может быть улажено», — ответил Наполеон.

Союз и его проблемы

Россия и Франция не только подписали мир, но и заключили союз. Наполеон был очарован Александром и считал, что будущее теперь принадлежит альянсу двух государств.

Империи делили Европу пополам. С учётом последующих корректировок планов, в самых общих чертах, России отходила часть Польши и Финляндия. Кроме того, развязывались руки для наступления против Турции, которая должна была лишиться владений на Балканах и французской помощи. Стороны договаривались о совместных действиях против Великобритании (пока только экономических).

Казалось, более выгодных условий нельзя было и желать.

Но реальность оказалась менее радужной, чем планы Бонапарта.

Наполеон и Александр I рассматривают карту Европы

Вскоре после Тильзита британский флот подошёл к Копенгагену и потребовал передать англичанам все военные корабли датчан. Довод в пользу этого неслыханного ультиматума у них был всего один: «Слабый должен уступить». Русский флот на Средиземном море получил приказ вернуться на Балтику.

Англичане начали захватывать русские торговые и транспортные корабли. Среди российского купечества и дворянства, получавших немалый доход от внешней торговли, начало назревать недовольство.

Всему виною деньги

Конфликт с Великобританией очень больно ударил по казне. Если в начале века Россия вывозила товаров в среднем на 54 миллиона рублей, то в 1807 году экспорт упал до 40 миллионов, а в 1808 году составил всего 28 миллионов.

Балтийские порты не могли вести торговлю из-за действий англичан, а черноморские оказались закрытыми из-за войны с Турцией. Торговые дома разорялись, налоговые и таможенные поступления упали в несколько раз. Одновременно резко выросли цены на ввозимые в Россию товары. Положение усугублялось ростом расходов на армию — кампании Третьей и Четвёртой коалиций потребовали огромных трат. Несмотря на мир с Францией, спокойствия не наступило — война шла на юге, плюс назревал конфликт со Швецией.

Правительство попыталось включить печатный станок. Но это привело к падению курса бумажного рубля — в 1806 году он стоил 78 копеек серебром, а в 1810 году упал до 20 копеек.

Даже самым убеждённым сторонникам союза с Францией было очевидно: ещё немного такой «дружбы», и экономика Российской империи рухнет. Александр I, давно недовольный господством «узурпатора», решил сменить провозглашённый курс.

Сломанный альянс

Чтобы исправить дела в стране, русские власти стали закрывать глаза на контрабанду. Александр I публично заявлял о верности союзу с французами и издавал грозные указы о наказаниях за незаконную торговлю. Он сообщал Наполеону, что его чиновники конфискуют по 170 кораблей контрабандистов в год. На самом же деле в 1808 году конфисковали всего один корабль, в следующем году — 24, а в 1810 году — семь.

Уже в 1809 году русские власти начали полностью игнорировать нарушения своими купцами блокады Англии, а британцы в ответ остановили военные действия на море и даже стали заходить в наши порты для пополнения провизии. Британские корабли приходили в русские гавани под нейтральными флагами, а таможня относилась к декларациям, поданным их капитанами, на редкость доверчиво.

Джентльменам верили на слово, что их груз прибыл… например, из Гамбурга.

Наполеон понял, что политика блокады Англии рухнула из-за русской контрабанды, и начал готовиться к войне. Уже в начале 1811 года по Европе ходили слухи, что вскоре французская армия перейдёт границы России. Сплетники немного не угадали: французы, занятые проблемами в Испании, оказались готовы лишь к лету 1812 года.

Альтернативы?

Нельзя отрицать, что потенциально союз с Францией был для России самым лучшим выбором с точки зрения долгосрочных перспектив. Но никакая политика не в силах победить экономику. Причиной разрыва послужили два фактора. Первый — русский — связан с тем, что экспорт России был ориентирован на одного торгового партнёра — Великобританию. И разрыв связей с англичанами приводил к полной катастрофе. Второй — французский — заключался в том, что Наполеон слишком плохо разбирался в экономике. Он настаивал на проведении политики, которая разоряла союзника, и ничего не мог предложить ему взамен.

Когда до французского правителя наконец-то дошло, что так дальше продолжаться не может, он затребовал у правительства план решения проблемы. Экономисты подумали и ответили Бонапарту: при всём желании Франция не сможет заменить Англию как главного покупателя русских товаров. И причина здесь одна — у французов нет достаточного количества торговых кораблей. А большую часть товаров из России возможно вывезти только по морю.

Французский император, пожалуй, мог бы удержать союзника, если бы предоставил ему субсидии из тех гигантских доходов, что собирал по всей Европе. Но деньги были слишком нужны для войны. Да и для Бонапарта было просто немыслимо, что страна под его руководством будет не забирать деньги, а отдавать их. Так что союз с Францией, образованный под прицелом гренадеров Старой гвардии, оказался непрочным и продержался всего пять лет. Причём последние годы это был уже не союз, а скорее насмешка над ним. Что отлично понимали и Александр I, и Наполеон.

Добавить комментарий